Судебная (арбитражная) практика: технические подвалы в многоквартирном доме




иска негаторного

Судебная (арбитражная) практика: технические подвалы в многоквартирном доме как общее имущество собственников помещений.

Вопросы назначения помещений, признания права, истребования из незаконного владения.

Арбитраж в Краснодаре и Сочи Арбитраж и представительство в суде. Защита интересов. С результатом!
Адрес и телефон rpc.su Сочи

Cобственники жилья обойдутся и без подвалов!

«Чьи подвалы», «Борьба за подвалы», или «Бомба в подвале!» — такими заголовками все чаще пестрят страницы печатных СМИ, и интернет-изданий. А в чем, собственно, проблема, спросим мы, прочитав статью 36 Жилищного кодекса РФ, где четко написано, что если в помещениях подвала находится оборудование, предназначенное для обслуживания более одного помещения в доме, то эти помещения являются общей долевой собственностью? Все же понятно, тем более есть еще и Постановление Правительства № 491, где указано что же именно включается в состав общего имущества? Ан нет, все оказывается не так-то просто и наша российская судебная власть вот уже «разъясняет» и «растолковывает» как надо понимать простые, на первый взгляд, и логичные нормы права.

Зачем домовладельцам нужны технические этажи, чердаки, помещения подвалов?

Этот вопрос чем-то сродни вопросу «а зачем водителю транспортного средства руль, а пилоту — штурвал?» Нормальное и безопасное управление сложным объектом вряд ли возможно без его своевременного и надлежащего обслуживания. На сегодняшний день практически все жилые дома, построенные еще во времена существования Союза ССР имеют подвалы, предназначенные именно для обслуживания жизнедеятельности всего здания. Ведь в этих подвалах находятся стояки (отопления, водоснабжения) с отсечными кранами, трубопроводы горячего, холодного водоснабжения, а также иное механическое, электрическое, санитарно-техническое и другое оборудование, обслуживающее более одного помещения в доме.

Доступ в подвал у обслуживающей организации должен быть обеспечен круглосуточно.

Иначе, в случае аварии (например, лопнула труба в одной из квартир) отключать от водоснабжения придется весь дом, а не один подъезд, ведь офисы и магазины, расположенные в подвалах имеют режим работы. В ночное время, в выходные и праздничные дни к стояку с отсечными кранами, располагающимися в данных помещениях попасть не получится. Проблема, однако, кроется еще и в том, что предприниматели — собственники помещений, расположенных в подвалах жилых домов, вообще не склонны на какой-то диалог ни с ТСЖ, ни с обслуживающими дом организациями, целой проблемой является получить доступ к инженерному оборудованию для целей его очередного осмотра, а в случае необходимости ремонта и замены отслуживших свой срок коммуникаций.

Но и это далеко не все. Все чаще бизнесмены в отсутствие соответствующего проекта, разрешений, согласований реконструируют принадлежащие им помещения подвалов, производят самовольные перепланировки и переоборудования. Очень часто это сопровождается приращением (самозахватом) свободной площади подвала. В результате, на внешних несущих конструкциях дома появляются трещины, дом приобретает признаки аварийности. Но, даже все это не особенно смущает органы исполнительной власти, но, что больше удивляет не смущает такое положение вещей и суды, которые все чаще, руководствуясь позицией «сверху» отказывают в удовлетворении законных требований собственников помещений в доме о признании права собственности на технические подвалы.

Очевидно, что законодатель исходил из того, что управлять домом — это, как минимум иметь возможность доступа к его артериям — инженерным коммуникациям, а иначе зачем вообще было вводить такую фикцию как общедолевое имущество. Но наш российский чиновник привык отовсюду находить возможность выкачать деньги, в том числе от продажи имущества муниципалитету не принадлежащего. Вот и здесь это получилось: подвалы стали распродавать, не различая где технический подвал, а где помещение с самостоятельным назначением… Отчуждение технических подвалов происходит повсеместно и сегодня. И суды, своей практикой, надо сказать, этому потворствуют.

Истинно российское судебное «зазеркалье». Попытки граждан вернуть в судебном порядке помещения технических подвалов все реже имеют успех. Суды встают на сторону приобретателей-предпринимателей и органов власти — продавцов. Особенно вызывает непонимание практика судов относительно сроков исковой давности по делам об истребовании общего имущества собственников из незаконного владения.

Ведь требование о «возврате» общего долевого имущества имеет природу иска негаторного, на такие требования не распространяются сроки исковой давности. Но суды так не считают, зачастую отказывают в удовлетворении иска именно по мотивам пропуска срока давности. Такое понимание права применительно к истребованию помещений технических подвалов, чердаков собственниками помещений дома является, на мой взгляд, абсурдом, вызванным нежеланием видеть специфику правоотношений, а также нежеланием замечать перманентный характер нарушений прав домовладельцев предпринимателями, незаконно приобретшими часть общедодолевого имущества, но об этом чуть ниже…

Недоумение вызывает и практика, в соответствии с которой к общему имуществу относится только тот подвал (помещение подвала), который фактически на момент приватизации первой квартиры в доме не использовался в качестве самостоятельного объекта. К примеру, в техническом подвале многоквартирного жилого дома в 1990 году расположился с разрешения органа власти склад, а в 1993 году в указанном доме воспользовавшись правом на приватизацию, появился первый собственник жилого помещения. Арбитражный суд укажет в решении, что спорное техническое подполье уже не находится и никогда не будет находиться в общей долевой собственности собственников помещений дома потому как на момент приватизации первой квартиры оно уже использовалось в качестве САМОСТОЯТЕЛЬНОГО объекта! Абсурдность данного умозаключения подкрепляется еще и тем, что никакого переоборудования с выносом инженерных коммуникаций из спорного подвала никто не производил, подвал все еще остается техническим. Если, например, я храню в принадлежащем мне жилом помещении коробки с какой-либо продукцией, ни у кого не вызывает ведь сомнений, что моя квартира продолжает оставаться жилым помещением, ибо никто ее в нежилое в установленном порядке не переводил. Аналогично с помещениями подвалов — никто не менял назначение помещения, фактическое же использование НЕ ПО НАЗНАЧЕНИЮ не может служить основанием вывода о предназначенности помещения для использования в целях, не указанных в технической документации на дом.

Чьи подвалы или «власть не допустит передела собственности». Думается, что такая позиция судов продиктована прежде всего экономическими причинами: если истребовать у приобретателя имущество, то он взыщет убытки с продавца — администрации муниципального образования (если продавец, например МО Город..). Если посчитать сколько средств придется вернуть предпринимателям по всем таким незаконным сделкам, то может существенно пострадать бюджет. Ну что ж, мы живем в России, а это значит, что за все деяния чиновников всегда платит и расплачивается гражданин, чиновник же не только не в тюрьме, но и вполне себе доволен и счастлив, да и нередко еще отмечен повышением по службе и прибавкой к жалованью.

Не без ушлого чиновника.
Нередкостью становится и практика внесения чиновниками помещений подвалов и иных технических помещений в реестры права собственности ЗАДНИМ ЧИСЛОМ. Обрадовавшись судебной практике отказов в иске по мотиву пропуска сроков исковой давности, чиновники быстро сориентировавшись, стали «продавать» технические подвалы предпринимателям с еще большим усердием. К примеру, живут себе люди в жилом доме, пользуются подвалом и вдруг, оказывается, что уже лет как 10-15 собственником помещений подвала является какой-нибудь предприниматель Пупкин, да еще и ряд сделок для «добросовестности» покупателя со спорным имуществом совершен.

Как регистрируют право и получают свидетельства о праве собственности — вопрос технический, потому мы в рамках данной темы не будем отвлекаться на нюансы, важнее отметить следующее: срок исковой давности по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения начинает течь с момента, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении права. А право нарушено было тогда когда помещения подвала выбыли из владения собственников, а не когда состоялась регистрация права ограном, осуществляющим госрегистрацию перехода прав на объекты недвижимого имущества.

… Итак, законодательство, арбитражная практика, некоторое ее обобщение, если можно так назвать сей скромный труд..

Понятие общего имущества собственников помещений в многоквартирном доме. Нормы права и судебная практика

1. Что является общим имуществом собственников? Нормы права. Хронология законодательства, регулирующего данные правоотношения с 1990 года.

2. Что является общим имуществом собственников помещений в многоквартирном жилом доме по мнению Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ?

3. Что разъяснил Конституционный Суд РФ?

Назначение помещения.

4. В каком случае назначение является самостоятельным, а когда помещение можно использовать только как вспомогательное? Можно ли определить назначение по фактическому использованию (например за последние десять лет) или только в соответствии с технической документацией? Примеры из судебной практики когда суд назначение помещения определил как самостоятельное. Извлечения из ФАС округов, отказные определения Высшего Арбитражного суда РФ.

5. Положительная для собственников жилых помещений судебная практика по признанию права собственности на подвальные помещения. Извлечение из судебных актов по делам, где собственникам (в лице ТСЖ) удавалось доказать в суде, что помещения подвалов являются общей долевой собственностью всех собственников помещений жилого дома.

Срок исковой давности.

6. Природа иска. Должен ли применяться срок исковой давности по требованиям собственников жилых помещений об истребовании помещений подвалов, находящихся во владении третьих лиц?

7. Начало течения срока исковой давности. Арбитражная практика. Разъяснения Высшего Арбитражного Суда РФ и практика ФАС округов. В силу того, что ТСЖ является лишь представителем собственников помещений, т.е. Процессуальным, а не материальным истцом по делу, срок исковой давности начинает течение не с момента, когда образовано ТСЖ или последнее узнало о выбытии помещений из владения собственников, а с момента, когда о нарушенном праве стало известно самим собственникам помещений дома.

Обращение в суд. Некоторые процессуальные моменты

8. Об оформлении полномочий ТСЖ на обращение в суд.

9. Способы защиты права собственников помещений в многоквартирном жилом доме. Правильно формулируем исковые требования (в соответствии с позицией Высшего Арбитражного Суда РФ (ВАС РФ) ВАСовские Постановления.

10. Если выбираем ненадлежащий способ защиты права. Практика отказов в исках ФАС округов, определения ВАС

11. Добросовестный приобретатель подвального помещения. Когда добросовестность имеет значение? Количество сделок с помещением.

Александр Отрохов, адвокат, Правовой центр «Логос» (г. Омск)

См. также по теме: Обзор омской судебной практики: технические подвалы в многоквартирном доме как общее имущество собственников помещений. Истребование из незаконного владения и срок исковой давности.

См также статью: Как вернуть подвалы собственникам?

Как вернуть подвалы собственникам?
Яндекс.ДиректВсе объявления
Арбитраж в Краснодаре и Сочи Арбитраж и представительство в суде. Защита интересов. С результатом!
Адрес и телефон rpc.su Сочи
Как вернуть подвалы собственникам?

В настоящее время в подвальных помещениях жилых домов, особенно расположенных вдоль центральных магистралей города, находится и функционирует огромное множество разного рода заведений — от кафе и магазинов, до офисов и складов. Еще в 90 годах прошлого столетия началось отчуждение помещений подвалов, собственниками которых стали предприниматели и организации.
И далеко не всегда данные сделки являлись законными, ведь еще в декабре 1992 года был принят закон «Об основах федеральной жилищной политики», статья 8 которого предусматривала, что в кондоминиумах в коллективной собственности находятся межквартирные лестницы, лифты, коридоры, крыши, технические подвалы и другие места общего пользования, внеквартирное инженерное оборудование и придомовые территории. Напомним, что под «кондоминиумом» понимается единый комплекс недвижимого имущества, который включает в себя земельный участок в установленных границах и расположенные на указанном участке жилое здание, иные объекты недвижимости, и в котором отдельные предназначенные для жилых или иных целей части (помещения) находятся в частной, государственной, муниципальной и иных формах собственности, а другие части (общее имущество) находятся в долевой собственности собственников жилья.

Законодательством был установлен запрет на отчуждение не любого помещения подвала, а только того, которое является техническим, а значит, принадлежащим на праве собственности всем собственникам помещений в доме.

В 1995 году в части первой Гражданского кодекса РФ появилась норма статьи 290, где указывалось, что собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры. А в марте 2005 года вступил в силу Жилищный кодекс РФ, где статья 36 уже содержала более подробный перечень имущества, которое является в силу закона общей долевой собственностью домовладельцев, где также назывались технические подвалы.

Что такое технический подвал? Как опредляется назначение помещения?

Конституционный Суд РФ в Определении от 19 мая 2009 года указал, что если внутри помещений, не являющихся частями квартир, расположено оборудование, предназначенное для обслуживания нужд владельцев помещений, т.е. общее имущество в многоквартирном доме, то и сами эти помещения, также предназначенные для обслуживания нескольких или всех помещений в этом доме и не имеющие самостоятельного назначения, относятся к общему имуществу собственников.

Из данного суждения следует, что наличия инженерных коммуникаций и оборудования недостаточно для признания права общей долевой собственности домовладельцев на подвальное помещение. Необходимо доказать, что такое помещение не может использоваться самостоятельно и имеет исключительно вспомогательное значение.

Назначение помещения должно определяться по технической документации на здание. Так, например, достаточно взглянуть на более раннюю экспликацию к плану строения (составленную, скажем, на дату ввода дома в эксплуатацию) где будет указано назначение спорного подвального помещения. Если в плане строения отсутствуют сведения о том, что спорное помещение, имело назначение, к примеру, «магазин» или «склад», или «контора» и т.д., то очевидно, что самостоятельного назначения оно не имело. При наличии доказательств того, что в помещении находятся инженерные коммуникации, обслуживающие более одного помещения в доме, вероятность истребования спорного подвального помещения в судебном порядке у владельца весьма высока.

Количество сделок с истребуемым помещением.

Существует заблуждение относительного того, что если первый приобретатель части подвала перепродал его, то последний законный владелец — собственник является добросовестным приобретателем и вернуть подвал будет невозможно. Это не так. Сделок может быть десяток и более, однако, учитывая, что спорная часть подвала выбыла из владения помимо воли всех собственников помещений в доме, то добросовестность нынешнего владельца помещений не имеет никакого правового значения.

Исковая давность.

Есть и другое заблуждение. Оно касается пропуска сроков исковой давности. Иногда можно услышать, что раз помещение впервые было продано, скажем, в 1996 году, то по прошествии 14 лет вернуть подвал уже нельзя, ведь срок давности составляет 3 года. Но, напомним, что 3 годичный срок исковой давности начинает течение в данном случае не с момента исполнения сделки, а с момента, когда истец узнал или должен был узнать о том, что помещение выбыло из владения собственников. При этом, очень важно понимать, что доказать тот факт, что истец узнал об этом гораздо раньше чем заявляет, должен как раз ответчик. Истец же (если речь о физическом лице) может пояснить суду, что узнал о факте выбытия спорного помещения, например, месяц назад.

Кто истец? Что просить у суда?

Истцом в суде может быть любой собственник помещения в доме, где находится спорная часть технического подвала. В данном случае, спор будет разрешаться в суде общей юрисдикции, т.е. В районном суде. Если же истцом выступает ТСЖ (или ЖСК) то, во-первых, надо отметить, что необходимо решение общего собрания собственников, которым ТСЖ наделено полномочиями на подачу иска и, во-вторых, если ответчик является предпринимателем или юридическим лицом, то спор будет разрешать уже арбитражный суд. В просительной части искового заявления стоит указать «прошу истребовать помещение.. из незаконного владения ответчика в пользу собственников помещений многоквартирного дома…». Удовлетворение судом данного требования будет являться основанием для прекращения права собственности нынешнего владельца — собственника спорного помещения.
Александр Отрохов, Правовой центр «Логос», 29.06.2010, опубликованно в газете «Наше Омское Слово» от 06 июля 2010 года, «Криминал экспресс» от 14 июля 2010 года.

Статьи и комментарии Судебная практика Обобщения судебной практики Обобщения арбитражной практики Процессуальные документы

Исковое заявление об истребовании общего имущества собственников помещений многоквартирного жилого дома (помещения технического подвала) из чужого незаконного владения
Яндекс.ДиректВсе объявления
продажа дома. Горный,5 Продажа недостроенного дома с зем.участком, готовый проект строит-ва офиса
emng.ru Сочи
В Ленинский районный суд г. Омска
г. Омск, ул. Труда, 29 «а»

Истец: 1. К., г. Омск, ул. Лобкова, д. 4, кв. …
2. А., г. Омск, ул. Лобкова, д. 4, кв. …

Ответчики: 1. И. Б., проживающая: г. Омск, ул. …, д. …, кв. …
2. А. И., проживающий: г. Омск-48, ул. …, д. …, кв. …

3. Управление Росреестра по Омской области, г. Омск, ул. Орджоникидзе, 56

Третье лицо:
Товарищество собственников жилья «Согласие»,
г. Омск-20, ул. Серова — 21

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ
об истребовании недвижимого имущества из чужого незаконного владения

Согласно свидетельству о государственной регистрации права от 12 августа 2005г., К. является собственником квартиры № … в доме № 4 по ул. Лобкова в г. Омске.
Согласно регистрационнму удостоверению № 3-8704 от 30.04.1993 собственником квартиры № … в доме № 4 по ул. Лобкова в г. Омске является А.
Согласно выписке из ЕГРН от 10 ноября 2010 года, собственником объекта: нежилого помещения 15П, площадью 89,5 кв. м., расположенного по адресу: г. Омск, ул. Лобкова, д. № 4 числится И. Б.

01.11.2009г. между И. Б. и А. И. заключен договор аренды нежилых помещений, согласно которому Арендодатель (И. Б.) сдает, а А. И. (арендатор) принимает во временное пользование объект недвижимости: нежилые помещения 15П, общей площадью 89,5 кв. м., номера на поэтажном плане 1-5, находящиеся в подвальном этаже жилого дома, расположенного по адресу: г. Омск, ул. Лобкова, 4, литера В.
Согласно ответа ГП Омской области «Омский ЦТИиЗ» от 22 октября 2010 года, «выполнить ксерокопию запрашиваемого документа не представляется возможным, так как нежилое помещение 15П, площадью 89,5 кв. м., на поэтажных планах данного строения не выявляется..»
Как следует из ответа департамента имущественных отношений Администрации г. Омска от 05 октября 2010 года, «объекты недвижимости — нежилые подвальные помещения, расположенные по адресам: ул. Серова, д. 21, улица Лобкова, дом 4 в Реестре муниципального имущества г. Омска не значатся».
Из ответа Департамента недвижимости Администрации г. Омска от 15 декабря 2005 года следует, что «жилые дома, расположенные по адресам:… ул. Лобкова, 4 являются муниципальной собственностью на основании Решения Омского городского Совета № 440 от 26.12.2001г. «Об утверждении перечня объектов ГУП «Омский завод транспортного машиностроения», передаваемых в муниципальную собственность города Омска». Из указанного «перечня объектов» следует, что в муниципальную собственность передавался «жилой дом», в перечне объектов отсутствуют нежилые помещения.

Согласно экспликации к поэтажному плану здания (Приложение к ответу ГП Омской области «Омский ЦТИиЗ» от 22 октября 2010 года) по состоянию на октябрь 2000 года, в подвале дома № 4 по ул. Лобкова в г. Омске находятся нежилые помещения со следующим назначением:

номер помещения назначение помещения площадь (кв. м.)

1. котельная 61,9
2. котельная 8,3
3. котельная 19,3
4. котельная 37,9
5. коридор 12,7
6. умывальник 2,9
7. туалет 1,0
ВСЕГО: 194 кв. метра

Став собственниками вышеуказанных жилых помещений, истцы в силу закона стали участниками общей долевой собственности на имущество дома, в том числе и на подвальное помещение.

Так, статьей 6 Закона Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. № 4218-1 «Об основах федеральной жилищной политики» было установлено, что недвижимость в жилищной сфере, включая жилищный фонд, либо ее часть может находиться в частной (граждан, юридических лиц), государственной, муниципальной собственности, в собственности общественных объединений, а также в коллективной собственности и переходить из одной формы собственности в другую в порядке, установленном законодательством.
Статьей 8 этого же закона предусмотрено, что при объединении в многоквартирных домах собственников квартир и иных жилых помещений, а также других частей недвижимости в жилищной сфере, находящихся в частной (граждан, юридических лиц), государственной, муниципальной собственности, собственности общественных объединений образуются товарищества собственников недвижимости в жилищной сфере – кондоминиумы. В кондоминиумах в коллективной собственности находятся межквартирные лестницы, лифты, коридоры, крыши, технические подвалы и другие места общего пользования, внеквартирное инженерное оборудование и придомовые территории.
На момент приобретения в собственность жилого помещения – квартиры № 20 действовали также: Закон РСФСР «О собственности в РСФСР» от 24 декабря 1990г. (с изменениями от 24 июня 1992 г.), на основании пункта 2 статьи 3 которого, имущество могло принадлежать на праве общей (коллективной) собственности одновременно нескольким лицам с определением долей каждого из них (долевая собственность) или без определения долей (совместная собственность); Закон РСФСР от 4 июля 1991 г. N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (с изменениямиот 23 декабря 1992 г.), согласно статье 1 которого граждане, занимающие жилые помещения в домах государственного и муниципального жилищного фонда, вправе приобрести эти помещения в собственность.
Согласно части 1 статьи 36 ЖК РФ, собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности помещения в данном доме, не являющиеся частями квартир и предназначенные для обслуживания более одного помещения в данном доме, в том числе межквартирные лестничные площадки, лестницы, лифты, лифтовые и иные шахты, коридоры, технические этажи, чердаки, подвалы, в которых имеются инженерные коммуникации, иное обслуживающее более одного помещения в данном доме оборудование (технические подвалы), а также крыши, ограждающие несущие и ненесущие конструкции данного дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование, находящееся в данном доме за пределами или внутри помещений и обслуживающее более одного помещения, земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на указанном земельном участке (далее — общее имущество в многоквартирном доме).
Таким образом, общим имуществом собственников помещений в многоквартирном доме являются те части дома, которые имеют вспомогательное, обслуживающее значение и не являются объектами индивидуальной собственности. Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает специальную регламентацию некоторых отношений, возникающих при пользовании жилыми помещениями, находящимися в многоквартирных домах.
В силу ст. 289 ГК РФ собственнику квартиры в многоквартирном доме наряду с принадлежащим ему помещением, занимаемым под квартиру, принадлежит также доля в праве собственности на общее имущество дома.

В соответствии со ст. 290 ГК РФ собственникам квартир в многоквартирном доме принадлежат на праве общей долевой собственности общие помещения дома, несущие конструкции дома, механическое, электрическое, санитарно-техническое и иное оборудование за пределами или внутри квартиры, обслуживающее более одной квартиры. В силу п. 2 ст. 290 ГК РФ собственник квартиры не вправе отчуждать свою долю в праве собственности на общее имущество жилого дома, а также совершать иные действия, влекущие передачу этой доли отдельно от права собственности на квартиру.
Следовательно, истцы приобрели в собственность не только квартиру, но и право собственности на общее имущество дома.
Согласно ст. 246 ГК РФ распоряжение имуществом, находящимся в долевой собственности, осуществляется по соглашению всех ее участников.

Согласно пунктам 3-4 статьи 36 Жилищного кодекса РФ уменьшение размера общего имущества в многоквартирном доме возможно только с согласия всех собственников помещений в данном доме путем его реконструкции.
По решению собственников помещений в многоквартирном доме, принятому на общем собрании таких собственников, объекты общего имущества в многоквартирном доме могут быть переданы в пользование иным лицам в случае, если это не нарушает права и законные интересы граждан и юридических лиц.
Общим собранием собственников дома решение о передаче в муниципальную или в личную собственность спорных нежилых помещений не принималось.
Согласно ст. 301 ГК РФ собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Зарегистрированное право собственности на спорные нежилые помещения, которые находятся в подвале здания (нежилые помещения 15П, общей площадью 89,5 кв. м., номера на поэтажном плане 1-5 номера на поэтажном плане 9, 10, 11), нарушает право владения, пользования и распоряжения истцами принадлежащим им имуществом.
Любые сделки, предметом которых являлось отчуждение имущества, принадлежащего собственникам помещений в многоквартирном жилом доме, в отсутствие согласия последних на такое отчуждение являются недействительными как ничтожные.

Согласно разъяснениям, данным в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации №10/22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах возникающихв судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», «доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.. Факт включения недвижимого имущества в реестр государственной или муниципальной собственности, а также факт нахождения имущества на балансе лица сами по себе не являются доказательствами права собственности или законного владения (п. 36 Постановления).
«Оспаривание зарегистрированного права на недвижимое имущество осуществляется путем предъявления исков, решения по которым являются основанием для внесения записи в ЕГРП. В частности, если в резолютивной части судебного акта решен вопрос о наличии или отсутствии права либо обременения недвижимого имущества, о возврате имущества во владение его собственника, о применении последствий недействительности сделки в виде возврата недвижимого имущества одной из сторон сделки, то такие решения являются основанием для внесения записи в ЕГРП» (п. 52 Постановления).
На основании договора аренды нежилых помещений 15П, общей площадью 89,5 кв. м., номера на поэтажном плане 1-5, от 01.11.2009г., заключенного между И. Б. и А. И. владельцем спорных помещений является А. И.
На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 131, 132 ГПК РФ,

ПРОШУ СУД:

1. Признать недействительным право собственности И. Б. на нежилое помещение 15П, площадью 89,5 кв. м., расположенное по адресу: г. Омск, ул. Лобкова, д. № 4
2. Признать недействительной государственную регистрацию права собственности И. Б. на нежилое помещение 15П, площадью 89,5 кв. м., расположенное по адресу: г. Омск, ул. Лобкова, д. № 4;
3. Признать недействительным договор аренды нежилых помещений 15П, общей площадью 89,5 кв. м., номера на поэтажном плане 1-5, находящиеся в подвальном этаже жилого дома, расположенного по адресу: г. Омск, ул. Лобкова, 4, литера В от 01.11.2009г., заключенный между И. Б. и А. И.;
4. Истребовать у А. И. нежилое помещение 15П, площадью 89,5 кв. м., расположенное по адресу: г. Омск, ул. Лобкова, д. № 4 и передать его во владение собственников помещений многоквартирного жилого дома, расположенного по адресу: г. Омск, ул. Лобкова, 4.

Приложение:
1.копии искового заявления по числу лиц, участвующих в деле;
2.копия свидетельства о государственной регистрации права от 12 августа 2005г., К.;
3.копия регистрационного удостоверения № 3-8704 от 30.04.1993 на квартиру № 17 в доме № 4 по ул. Лобкова в г. Омске (А.);
4.копия выписки из ЕГРН от 10 ноября 2010 года, о праве собственности на спорное помещение И. Б.;
5.копия договора аренды нежилых помещений от 01.11.2009г.заключенного между И. Б. и А. И.;
6.копия ответа ГП Омской области «Омский ЦТИиЗ» от 22 октября 2010 года с приложением (экспликацией);
7.копия ответа департамента имущественных отношений Администрации г. Омска от 05 октября 2010 года;
8.копия ответа Департамента недвижимости Администрации г. Омска от 15 декабря 2005;
9.копия доверенности А.;
10.квитанция об уплате госпошлины;
11.ходатайство об истребовании доказательств;
12.ходатайство о принятии мер по обеспечению иска;

Принимая во внимание то, что копии документов, подтверждающих обстоятельства и прикладываемых к настоящему исковому заявлению были представлены истцам Товариществом собственников жилья «Согласие»,то есть у третьего лица указанные копии имеются, прилагаем указанные документы только для иных сторон по делу.

Подпись ______________________ /Представитель по доверенности А. А. Подпись ______________________ /К./

См. РЕШЕНИЕ СУДА ПО ДЕЛУ

Президиум Высшего Арбитражного суда о спорах об общем имуществе собственников помещений в многоквартирном доме

Президиум Высшего арбитражного суда выразил свою позицию о проблеме общего имущества. По мнению судей право на общее имущество возникает у собственников жилья с момента приватизации первой квартиры в доме. Правовой статус спорных помещений суд требует определять на момент приватизации первой квартиры.

ПРЕЗИДИУМ ВЫСШЕГО АРБИТРАЖНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ

от 2 марта 2010 г.
N 13391/09

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в составе:
председательствующего — Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации Иванова А.А.;

членов Президиума: Амосова С.М., Андреевой Т.К., Витрянского В.В., Вышняк Н.Г., Горячевой Ю.Ю., Завьяловой Т.В., Иванниковой Н.П., Исайчева В.Н., Козловой О.А., Маковской А.А., Першутова А.Г., Сарбаша С.В., Слесарева В.Л., Юхнея М.Ф. —

рассмотрел заявление муниципального учреждения «Комитет земельных и имущественных отношений Исполнительного комитета муниципального образования города Казани» о пересмотре в порядке надзора постановления Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2009 и постановления Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 16.07.2009 по делу N А65-7624/2008-СГ3-14/13 Арбитражного суда Республики Татарстан.

В заседании приняли участие представители:
от заявителя — муниципального учреждения «Комитет земельных и имущественных отношений Исполнительного комитета муниципального образования города Казани» (истца) — Кошлева И.Н.;
от общества с ограниченной ответственностью «Аптека 36,6» (ответчика) — Залялиев И.А.;
от Зубаревой К.М. (третьего лица) — Колесников Т.А.

Заслушав и обсудив доклад судьи Горячевой Ю.Ю., а также объяснения представителей участвующих в деле лиц, Президиум установил следующее.

Муниципальное учреждение «Комитет земельных и имущественных отношений Исполнительного комитета муниципального образования города Казани» (далее — комитет) обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с иском, уточненным в порядке статьи 49 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, к обществу с ограниченной ответственностью «Аптека 36,6» (далее — общество) об изъятии нежилого помещения, расположенного по адресу: г. Казань, ул. К. Маркса, д. 46, и взыскании 61 133 рублей 64 копеек неосновательного обогащения.

В обоснование иска комитет указал на то, что спорные подвальные помещения, расположенные в жилом многоквартирном доме дореволюционной постройки, относятся к муниципальной собственности, заняты обществом незаконно и подлежат истребованию на основании статьи 301 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В подтверждение своих доводов комитет ссылался на то, что указанные помещения предназначались и использовались в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома. С 1997 года их по договору аренды занимало закрытое акционерное общество «Интек плюс» (далее — общество «Интек плюс», арендатор). Вступившим в законную силу решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 25.01.2007 по делу N А65-24798/2006-СГ-2-24 договор аренды был расторгнут, помещения у арендатора изъяты. В процессе исполнения этого решения судебным приставом-исполнителем установлено, что помещения по акту приема-передачи от 01.12.2006 переданы арендатором обществу, используются последним, закрыты и находятся под охраной, о чем составлен акт обследования от 27.10.2007.

Возражая против иска, общество ссылалось на то, что помещения являются техническим подвалом, в них проходят обслуживающие дом коммуникации, в связи с чем они являются общей долевой собственностью домовладельцев на основании статьи 290 Гражданского кодекса Российской Федерации и статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации.

Общество, будучи одним из домовладельцев, по поручению последних приняло спорные помещения от арендатора по акту приема-передачи от 01.12.2006. Затем на основании решения общего собрания домовладельцев (протокол от 17.08.2007 N 2) оно получило эти же помещения в безвозмездное пользование по договору от 24.08.2007 и выполнило в них ремонтные работы, в том числе по полной замене инженерных коммуникаций.

Установка во всех спорных помещениях новых труб и стояков подтверждена актом обследования от 29.09.2008, проведенным комитетом. Согласно экспертному заключению от 16.01.2009 N 127-08, составленному по результатам экспертизы, назначенной определением суда первой инстанции от 29.10.2008, данные помещения выполняют функцию технического этажа, так как в них имеются инженерные коммуникации, предназначенные для обслуживания вышерасположенных помещений дома.

В качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, к участию в деле привлечены общество «Интек плюс», Зубарева К.М., общество с ограниченной ответственностью «Управляющая компания Вахитовского района».

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 23.03.2009 исковые требования удовлетворены. Суд первой инстанции исходил из того, что выводы экспертизы для разрешения настоящего дела правового значения не имеют. На момент введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации (01.03.2005) спорные помещения имели собственника и были заняты. Поэтому право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не могло возникнуть автоматически, в судебном или ином порядке не признано. Следовательно, общество занимает помещения незаконно, получив их от неуправомоченных лиц.

Постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2009 указанное решение суда первой инстанции отменено, в удовлетворении исковых требований отказано.

Суд апелляционной инстанции признал, что право общей долевой собственности домовладельцев на спорные подвальные помещения, признанные экспертизой техническим этажом в связи с наличием в них инженерных коммуникаций и необходимостью обеспечить доступ к последним, возникло в силу статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации. Таким образом, общество получило помещение в надлежащем порядке от управомоченных лиц (домовладельцев). Комитет же обосновывал право муниципальной собственности лишь нормативными актами Республики Татарстан 1993 года, которые в декабре 2007 года признаны утратившими силу, а все квартиры, кроме одной, в данном доме приватизированы.

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа постановлением от 16.07.2009 постановление суда апелляционной инстанции оставил без изменения, согласившись с его доводами, оценкой обстоятельств, выводами и правильностью применения правовых норм.

В заявлении, поданном в Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, о пересмотре в порядке надзора постановлений судов апелляционной и кассационной инстанций комитет просит их отменить, ссылаясь на нарушение судами единообразия в толковании и применении норм права.

Как указывает комитет, спорные подвальные помещения находятся в муниципальной собственности, являются самостоятельным объектом гражданских прав с правовым режимом, отличным от правового режима общей долевой собственности, и использовались в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома — для сдачи в аренду под нужды различных организаций. Поэтому вывод о возникновении на данные помещения в силу статьи 36 Жилищного кодекса Российской Федерации права общей долевой собственности домовладельцев является ошибочным.

В отзывах на заявление общество и третьи лица просят оставить названные судебные акты без изменения как соответствующие действующему законодательству.
Проверив обоснованность доводов, изложенных в заявлении, отзывах на него и выступлениях присутствующих в заседании представителей участвующих в деле лиц, Президиум считает, что следует отменить и решение суда первой инстанции, и постановления судов апелляционной и кассационной инстанций по следующим основаниям.

Такие объекты государственной собственности, как жилой и нежилой фонд, находящийся в ведении соответствующих советов народных депутатов, отнесены к муниципальной собственности, собственности Москвы и Санкт-Петербурга согласно пункту 1 Приложения N 3 к Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 27.12.1991 N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность».

Следовательно, право муниципальной собственности, возникшее на указанные объекты по основаниям, предусмотренным федеральным законодательством, не могло быть прекращено в результате отмены Республикой Татарстан в 2007 году собственных законодательных актов.

Однако с момента начала реализации гражданами права на приватизацию жилья, предусмотренного Законом РСФСР от 04.07.1991 N 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в РСФСР», жилой дом, в котором была приватизирована хотя бы одна квартира (комната), утрачивал статус объекта, находящегося исключительно в муниципальной собственности.

Поэтому правовой режим подвальных помещений, как относящихся или не относящихся к общей долевой собственности нескольких собственников помещений в таких жилых домах, должен определяться на дату приватизации первой квартиры в доме.

Если по состоянию на указанный момент подвальные помещения жилого дома были предназначены (учтены, сформированы) для самостоятельного использования в целях, не связанных с обслуживанием жилого дома, и не использовались фактически в качестве общего имущества домовладельцами, то право общей долевой собственности домовладельцев на эти помещения не возникло. Остальные подвальные помещения, не выделенные для целей самостоятельного использования, перешли в общую долевую собственность домовладельцев как общее имущество дома.

При этом для определения правового режима названных помещений не имело и не имеет значения наличие в них инженерных коммуникаций, так как они расположены в каждом подвале и сами по себе не порождают право общей долевой собственности домовладельцев на помещения, уже выделенные для самостоятельного использования, не связанные с обслуживанием жилого дома.

Поскольку именно приватизация гражданами жилья являлась основанием появления в одном доме нескольких собственников и возникновения у них права общей долевой собственности на общее имущество дома, в том числе на технические этажи и подвалы, то это право в отношении каждого дома возникло только один раз — в момент приватизации первого помещения в доме.

Принятые в дальнейшем федеральные законодательные акты (включая Закон Российской Федерации от 24.12.1992 N 4218-1 «Об основах федеральной жилищной политики», Временное положение о кондоминиуме, утвержденное Указом Президента Российской Федерации от 23.12.1993 N 2275, статью 290 Гражданского кодекса Российской Федерации, статью 36 Жилищного кодекса Российской Федерации) лишь подтверждали наличие у домовладельцев уже возникшего права общей долевой собственности на общее имущество дома и уточняли его состав, но не порождали названное право заново.

При этих условиях вывод суда первой инстанции об определении режима такого имущества на момент введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации, равно как и выводы судов апелляционной и кассационной инстанций, установивших принадлежность спорных подвальных помещений к общему имуществу домовладельцев исходя из наличия в них инженерных коммуникаций, появившихся к тому же на момент рассмотрения спора в суде, являются неверными вследствие неправильного применения закона.

Для рассмотрения настоящего дела судам надлежало прежде всего выяснить, были ли спорные подвальные помещения предназначены для самостоятельного использования на момент приватизации первой квартиры в доме, и на основании установленных обстоятельств определить, относятся ли данные помещения к общему имуществу дома.
Однако в материалах дела нет доказательств, позволяющих ответить на этот вопрос, который судами не изучался и в судебных актах не отражен.

Между тем без установления того, к какому виду собственности принадлежат спорные подвальные помещения, невозможно определить правовое положение сторон по делу в возникшем между ними споре по поводу этой собственности, а также решить дело по существу заявленных требований с учетом применимых норм законодательства.

При таких обстоятельствах решение суда первой инстанции, постановления судов апелляционной и кассационной инстанций нарушают единообразие в толковании и применении арбитражными судами норм права, поэтому в соответствии с пунктом 1 статьи 304 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отмене.

Содержащееся в настоящем постановлении толкование правовых норм является общеобязательным и подлежит применению судами при рассмотрении аналогичных дел.

Учитывая изложенное и руководствуясь статьей 303, пунктом 2 части 1 статьи 305, статьей 306 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 23.03.2009 по делу N А65-7624/2008-СГ3-14/13, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 25.05.2009 и постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 16.07.2009 по тому же делу отменить.
Дело передать на новое рассмотрение в Арбитражный суд Республики Татарстан.

Подборка от источника:

мкд

Никнейм iraukr зарегистрирован!


 

Ваш e-mail: *
Ваше имя: *
Подписчиков:

ВЕРНУТЬСЯ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ САЙТА:

Электронный паспорт на МКД

iraukr

Оставить комментарий

Поиск
Реклама
Странициы сайта
Админ сайта: Ирина
Никто не забыт!
Кр.точки прочли сайт
Звоните мне в скайп
Skype Me™!
счетчик посещений
Нас читают сегодня
Яндекс.Метрика
Анализ сайта
Счетчик тИЦ и PR
Анализируем сайт
Тиц и pr сайта
Дом для сайтов
SPRINTHOST.RU: быстрый и надежный хостинг!
Мой блог
1743496_615688748503458_1907673747_n
Мои сайты
Наши друзья
ооо ук гарант
Сочи - oooukgarant_ru
ПОДПИСКА НА САЙТ
Подписка на сайт
ВСТАВЬТЕ В ПУСТОЕ ОКНО ВАШ ЭЛ.АДРЕС .Внимание! Нажимая кнопку "ПОДПИСАТЬСЯ", вы подтверждаете свое согласие на передачу и обработку персональных данных (имя, эл.почта) в соответствии с п.4 ст. 9 Федерального закона № 152-ФЗ
Встречаемся в сетях
Icon RSS Icon Email Icon Facebook Icon Twitter Подружитесь со мной в vkontakte Подружитесь со мной в Моем Мире Подружитесь со мной в Одноклассниках
На главную страницу